Новости
18 августа 2017, 23:47

Главы из жизни Сергея Ласунова

15 августа глава района Сергей Ласунов отмечал свой день рождения. Накануне этой даты наш корреспондент совершил с ним экскурсию по местам детства и молодости. Это всё моё, родное

Во время беседы с главой района легко можно представить себя на месте Оливера Стоуна, берущего интервью у Путина. Когда и где тот только не встречался с президентом, чтоб иметь возможность хоть сколько-нибудь с ним поговорить: и ночью, и утром, и в самолёте, и на ледовой арене. Стоуну потребовалось несколько лет так помотаться, чтоб, наконец, было из чего собирать свой фильм о Владимире Владимировиче.

Глава района – это почти тот же президент, но только в масштабах вверенной ему территории. И пусть она несоизмерима с территорией страны, но дел и забот ему хватает, а вот времени на всё мало. Лазейку для нашей беседы Сергей Ласунов нашёл в субботу, 12 августа. Он как раз был в родном Псебае, где поздравлял с праздником строителей. Когда же мы оказались у подножия хребта Герпегем — одного из мест, где прошло детство Сергея Викторовича, уже смеркалось и внизу в домах псебайцев загорались первые огоньки.

— Моё детство – вот эти простор и свобода, — показывает на окружающие горы и поляны глава. – Здесь мы играли в индейцев, лазали по пещерам. Мне знакомы тут каждое дерево, все поля, дороги и тропинки. Их я изъездил вдоль и поперёк сначала на велосипеде, а потом на мопеде и мотоцикле. До сих пор помню, сколько времени занимает переход через Герпегем: 45 минут. Там, за этой горой, находилась прекрасная берёзовая роща.

Кстати, о деревьях. А ведь здорово, когда спустя много лет всё также на своих местах тебя встречают старые ветвистые знакомые, безмолвные свидетели твоей юности.

— Сергей Викторович, наверное, особенно хорошо было в детстве вот в такие прекрасные летние вечера, как сейчас, да? – спрашиваю я.

— Тогда я как-то не выделял для себя времена года. Помню, и зимой тут было чудесно.

Местная природа делилась с псебайцами своими дарами. Родители Сергея Викторовича летом в свои выходные собирали плоды дикорастущих деревьев: грушу, алычу, — и сдавали их на склад. Оттуда фрукты расходились по стране. Осенью наступал сезон сбора боярышника. Всё это было хорошим подспорьем для семьи. Так, на деньги, вырученные от собранного, в доме появились телевизор, мотоцикл. В 90-е годы, когда зарплату подолгу не платили, чтобы прокормить уже собственную семью, Сергей Ласунов следовал примеру родителей. Так они и выживали.

— Сергей Викторович, знаю, что в советское время людей в наших населённых пунктах было больше, в том числе и в Псебае. А здесь на горе раньше стояла такая же тишина? – интересуюсь у главы.

— Да, тишина здесь стояла всегда. Хотя действительно и людей было больше, и внизу работали предприятия, но много шума это не создавало. Кстати, напротив нас, вон там, где сейчас гостиница «Лисья нора», был нижний склад опытно-показательного лесокомбината. Мне это место дорого тем, что здесь я начинал свою трудовую деятельность. И особенно приятно, что сегодня помещения склада не заброшены. За них взялся добросовестный собственник Александр Петренко. Он методично восстанавливает здания, налаживает производство. Сегодня, например, тут делают лестницы, которые идут на продажу в такие известные магазины, как «Леруа Мерлен», OBI. Также здесь есть цех по производству детских кроваток, комодов и шкафов. Они выходят под маркой «Папалони» и продаются по стране.

Детство в больнице

Одной горой Герпегем наша экскурсия по местам детства Сергея Ласунова не обошлась. Он повёз меня по псебайским улицам, попутно показывая то, что составляло раньше часть его жизни.

— Вот здесь вместо поликлиники был мой детский сад, а вот тут работал дедушка… — рассказывал он по дороге.

— Так это же охотничий домик Романовых?! – удивился я.

— Да, здесь раньше была администрация.

Выяснилось, что в школьные годы Сергей Ласунов предпринимал попытки научиться играть на гитаре и даже хотел освоить ударную установку. Вдохновляли его заняться музыкой местные вокально-инструментальные коллективы, которые выступали на танцах. В то время для него, да и для всех остальных ребята, игравшие живьём, тут же становились кумирами.

В конце концов Ласунов привёз меня во двор псебайской больницы.

— Моё детство, можно сказать, проходило в трёх местах: на горе Герпегем, на футбольном поле и здесь – в больничном дворе.

Всё дело в том, что жил будущий глава района, недалеко от больницы, в Театральном переулке. Вечерами мальчишки и девчонки собирались в прекрасном больничном саду, где росли груши, яблони, сливы. Недалеко шумел дизельный генератор и светились окна операционного блока. И пока хирурги там делали свою непростую работу, дети мирно, весело и беспечно проводили время. Иногда они проверяли друг друга на стойкость, заглядывая в окна морга. Верхом смелости было войти туда. Смерть привлекала детей своей таинственностью, загадкой.

Любил Сергей Викторович то время, когда в больничном дворе начинали сушить фрукты. А ещё здесь стояла повозка с лошадьми. На ней же был деревянный ящик. В этом ящике лошади везли в столовую больницы свежий хлеб с хлебозавода. Как только его разгружали, дети с большим удовольствием запускали туда руки и ели аппетитные крошки.

Родился Сергей Ласунов тут же — в роддоме больницы. Кстати, мама его 17 лет проработала здесь акушером-гинекологом, то есть имела прямое отношение к появлению псебайцев на свет. В частности она приняла 312 родов.

На территории больницы кипела и спортивная жизнь. Здесь было нечто похожее на футбольное поле. Местами штангами для ворот служили деревья, отдельно к ним приделывались перекладины. Тут начинал играть в футбол Сергей Ласунов, а уже позже и его младший сын Максим. Ещё одним спортивным объектом был прикрученный к деревьям родительскими руками турник. Вот, пожалуй, и вся спортплощадка. И молодёжь тогда не жаловалась на её скудость, занималась с удовольствием.

Любовью к футболу Сергей Викторович заразился от папы. Его отец мог бы стать профессиональным футболистом. В своё время ему даже сделал предложение новороссийский клуб «Черноморец», но Виктор Ласунов его отклонил. В Псебае была любимая работа в лесокомбинате и хороший заработок. Сам Сергей Викторович тоже представлял Псебай на высоком футбольном уровне. Он играл в воротах.

Звёздный час

Сергей Ласунов хотел стать военным. Он серьёзно готовился к тому, чтобы после школы поступить в ракетное училище. Слишком серьёзно. Сергей Викторович продолжал играть в футбол, параллельно начал заниматься бегом и штангой и в итоге перетренировал свой организм, заработав диагноз: вегетососудистая дистония. Путь в военные был закрыт, а других вариантов продолжения учёбы он не рассматривал. Помог ему определиться с дальнейшей профессией сосед Николай Комаров. «Мальчик должен быть строителем», — подсказал он. Дочка Николая Алексеевича в то время училась в инженерно- строительном институте в Макеевке Донецкой области. Туда и поступил будущий глава на специальность «водоснабжение и канализация».

Учиться ему очень нравилось. Правда, первые три года с трудом давались общие предметы — такие как высшая математика, физика, начертательная геометрия, теоретическая механика. А сопромат (или сопротивление материалов) и вовсе наводил на всех страх. «Сдал сопромат — теперь можно и жениться», — поговаривали в институте умудрённые опытом люди. Зато, когда пошли предметы по специальности, учёба, по словам Сергея Викторовича, превратилась в отдых. Он изучал их с удовольствием, а за успехи в освоении учебных дисциплин получал повышенную стипендию.

— Сергей Викторович, а женились вы после сопромата? – полюбопытствовал я.

— Нет, женился я после того, как полюбил.

У Сергея Ласунова случилось что-то похожее на любовь с первого взгляда. Однажды в институте он увидел девушку, которая тут же запала ему в душу. Однако познакомился с ней Сергей Викторович только спустя два года.

Елена приехала учиться в Макеевку из города Дзержинска Донецкой области. Помимо учёбы она активно занималась спортом, и увидеть её где-нибудь лишний раз было большой редкостью. В комнате вместе со студентом Ласуновым жил парень, который учился с этой девушкой на одном курсе. Со своим соседом Сергей Викторович делился душевными волнениями. Кстати, с ним он дружит до сих пор. И вот однажды в комнате у Елены испортилась розетка. Она обратилась за помощью к однокурснику. Тот же возложил миссию по ремонту на Сергея Викторовича: во-первых, потому что не дружил с инструментами, а во вторых, знал, что эта девушка ему интересна. Это был звёздный час Сергея Ласунова. Пришёл он в комнату к Елене в белых носках, чем сразу покорил её и всех присутствовавших. Да и розетку, конечно же, починил.

— Белые носки тогда были в моде, — объясняет реакцию девушек Сергей Викторович. – Что мы только не делали, чтоб они не теряли цвет. И стирали, и отбеливали, и даже варили. Бывает, зайдёшь в выходной на кухню, а там на плите в одной кастрюле готовится еда, а в другой варятся носки.

В общем, появление Сергея в комнате Елены не прошло бесследно. Как обычно бывает в общежитии? Помог кому-нибудь, а дальше пошло-поехало. Вот уже тебя приглашают на чай, вот уже зовут на картошку, а вот предлагают сходить в кино. Так Сергей и Елена сблизились, и больше никогда не расставались.

Творчество в коммунхозе

Начинал учиться Сергей Викторович в СССР, а заканчивал уже на Украине, которая стала отдельной страной. Шёл 1992 год, время непростое. Опустели полки в магазинах, рухнуло всё – в том числе и система распределения студентов на работу.

— Я бы, может, и остался в Донецкой области. Знаю, что всё равно нашёл бы себе работу. Но умер отец, и мама осталась одна. Надо было возвращаться домой, поддержать её. Жена не хотела ехать в наши края, у неё на Украине оставались родители. Но я предложил ей съездить в Псебай хотя бы на годик, а потом уже принять решение. Этот годик она мне вспоминает до сих пор… — говорит Сергей Ласунов.

В этот момент у главы звонит телефон.

— А вот и Лена звонит. Чувствует, видно, что про неё говорим… А мы тут как раз вспоминаем про то, как собирались на год с тобой в Псебай поехать, — смеясь, рассказывает жене Сергей Викторович. — Да-да, скоро буду!

Дома его видно уже ждут.

В Псебае Сергей Викторович устроился работать в опытно-показательный лесокомбинат. Но на прежнее славное предприятие он уже не был похож. Платили мало, задерживали зарплату, а потом лесокомбинат и вовсе перестал существовать. Сергей Викторович тогда пошёл работать в гимназию №4 учителем трудов, куда его настойчиво звала директор Вера Бронникова. Два года преподавал он предмет ребятам. И хоть ему было здесь интересно, Ласунов понимал, что школа не то место, где он хотел бы работать всю жизнь.

После Сергей Ласунов попал в райжилкомхоз, где начал трудиться главным инженером. На работу приходилось постоянно ездить из Псебая в Мостовской и обратно.

— Бывало, оставался на работе начинать, — рассказывает он. – Хотя нет… Такое случилось всего один раз. Да и то не выдержал. Устроился на двух стульях, пролежал до двух ночи и плюнул на это дело. Решил ехать домой и хоть немного, но поспать в своей постели. Вышел на перекрёсток, зима тогда была, холодно. Хорошо, что патрульная машина стояла. Гаишники остановили автомобиль, направлявшийся в сторону Псебая, и добрые люди меня подвезли.

Стало полегче, когда Сергей Викторович купил себе первую машину, – ржавый запорожец.

— А вообще на новой работе я старался творчеством заниматься, — признаётся глава.

— Это как? – не мог я представить, что творческого можно делать в коммунхозе.

— А вот так. Я изучал много специальной, а также экономической литературы и старался применить знания на практике, найти решение тех или иных проблем в коммунальном хозяйстве. Вот, помню, беспокоил меня вопрос подачи воды на верхние этажи мостовских многоэтажек. В конце концов удалось его решить. А когда меня позвали работать в администрацию (уходил он туда уже с должности директора «Мостводоканала» — прим. автора), шёл я туда удовлетворённый трудом, который мы проделали за эти годы в коммунхозе. Например, к тому моменту шесть из восьми водозаборных скважин были выведены нами в резерв за ненадобностью. Мы научились обходиться всего лишь двумя.

Глава, как лошадь в телеге

У Сергея Викторовича в Псебае живёт пожилая мама. Её дом, где глава провёл своё детство и молодость, и стал последним пунктом нашей экскурсии. Сергей Викторович по-хозяйски расставил кружки на столе, заварил чай. Достал из хорошо знакомых ему кухонных уголков печенье и положил  его в вазочку на столе. Потом пошарил рукой в холодильнике и извлёк на свет банку с вареньем.

— О, ты смог и его найти! – удивилась мама главы Елена Сергеевна.

Это мамино варенье из чёрной смородины всю жизнь вместе с Сергеем Ласунов. Знали его вкус и в общежитии макеевского института. Там это варенье всегда были рады видеть, а вот посуду от него отмывали уже без удовольствия, особенно если давали ей хорошенько настояться.

— Каким был в детстве Сергей Викторович? — спросил я у Елены Сергеевны.

— Много болел. Родился недоношенным…

— Мам, ну не надо всё рассказывать! – смутился Сергей Викторович. – Просто я хотел быстрее родиться, чтобы опередить своего двоюродного  брата. В этот момент он тоже появлялся на свет. И мне всё-таки удалось обогнать его на три с половиной часа.

— Елена Сергеевна, а когда узнали, что вашего сына выбирают главой района, рады были? – поинтересовался я.

— Для меня это было трагедией, — призналась женщина. – Я просила его хорошенько подумать. Ведь мой отец был председателем райисполкома. Папу мы почти не видели. И Сергей тоже поздно возвращается домой. Но мне спокойнее от того, что у него хорошая жена, которая оберегает его. И вообще, хорошая, понимающая семья.

— Наверное, с того момента, как Сергей Викторович стал главой, ваши подруги, знакомые часто просят вас донести до него то, что их волнует в жизни Псебая, района… — делюсь я своим предположением с Еленой Сергеевной.

— Да, так и есть. Вот и сегодня уже обращались к нему с вопросом. Я вообще первое время старалась его оберегать. Предупреждала всех, что для меня Сергей Викторович просто сын, но никак не глава. Давала понять, чтоб искали другой способ рассказывать ему о проблемах. Но Сергей сам меня останавливает, говорит: «Мам, да это нормально. Пусть спрашивают!»

По признанию Сергея Ласунова, он до последнего момента не знал, что будет главой. Единственное, что за месяц до ухода с этой должности Владимира Свеженца, будучи его заместителем Сергей Викторович стал ощущать, как на него переходят все задачи по управлению районом. Свой первый день работы в качестве главы он не помнит. Зато остался в его памяти момент, когда Владимир Свеженец забирал свои вещи из кабинета.

— Владимир Павлович родился в год Лошади, и ему часто дарили этот символ. Так, в кабинете у него стояли две лошадиные статуэтки. Одну из них он взял с собой, а вторую решил оставить мне со словами: «Пусть эта лошадь напоминает тебе о нашем бешеном рабочем ритме». Она до сих пор в кабинете, — рассказывает Сергей Викторович.

Самым «бешеным» для главы выдался 2012 год.

— В начале года я собирался уйти в отпуск. То же самое хотел сделать Владимир Павлович.  Решали, кто первый отдохнёт. Но в итоге никто в отпуск так и не ушёл. А летом случилась трагедия в Крымске. Там мы вновь встретились с ним. Он уже в тот момент работал с губернатором. Сидим уставшие в штабе и подшучиваем друг над другом. «Да, хорошо мы с вами, Владимир Павлович, в отпуск сходили!», — говорю ему. «Да уж, отлично отдохнули!» — соглашается он.

С работой в администрации Сергей Викторович окончательно перестал принадлежать себе. Будучи главой района нельзя строить никаких собственных планов. Реже стал Ласунов видеть детей. Говорит, что не помнит, например, как вырос старший сын. С тех лет остались только вспышки воспоминаний. Но есть в работе главы и свои плюсы. Это большой поток информации,  а к различного рода знаниям Сергей Викторович всегда тянулся. К тому же на такой работе постоянно происходит что-то новое, и это, по признанию Ласунова, даёт ему ощущение жизни. А уж если он и в коммунхозе умел творить, то должность главы  открывает для творчества ещё больший простор.

— Сергей Викторович, я как корреспондент часто встречаюсь с вами, хорошо представляю себе вашу работу и то, насколько она сложна. Честно говоря, лично я бы и врагу не пожелал быть главой района. Но есть люди, которые любят покритиковать. Им кажется, что глава всемогущ и в одночасье может решить все проблемы. Они считают, что достаточно лишь одного желания, чтобы всё изменить. А ещё такие люди любят порассуждать на тему: «Вот, если бы я стал главой, всё было бы по-другому». Давайте представим, что их желание оказаться на месте главы района исполнилось. Что бы в действительности ждало этих людей на новой работе?

— В первую очередь они бы столкнулись с пониманием, что задач у главы больше, чем денег на их решение, — рассказывает Ласунов. — Это ощущение финансового дефицита присутствует всегда, особенно усугубляется оно во время каких-нибудь чрезвычайных ситуаций – например,  паводков. А ещё ты чувствуешь ответственность за то, что происходит на предприятиях района. Но там есть свои собственники, и если они недобросовестны, ты слабо можешь на них повлиять. А вообще, я считаю, если уж стал главой района, то у тебя нет возможности капризничать. Надо в любом случае искать решения тех или иных задач.

— Я думаю, что дать объективную оценку чьей-то деятельности невозможно, если ты сам ею не занимался, — продолжает Сергей Викторович. – Я даже бывших глав не берусь оценивать, потому что все работали в разное время, в разных условиях. Несправедливо говорить о том, что у нас ничего не меняется, что руководители администрации не работают. Мне запомнились слова жительницы станицы Губской, которые я услышал на одном из сходов. Она говорила: «Я в этой станице родилась и выросла. Помню, как в детстве из-за плохих дорог ходили в школу в сапогах. Чуть позже  их уже сменили на калоши. А сейчас я вижу, как дети идут на занятия в туфельках, по тротуарам. И это очень приятно». А благодаря кому такие изменения? Это результат работы глав, которые трудились здесь раньше, и тех, кто пришёл им на смену. А ещё та самая жительница Губской привела интересное, мудрое сравнение. «Представьте, что наше поселение – это телега, а глава —  запряжённая в неё лошадь, — сказала она. – Если мы все заберёмся в телегу и будем погонять лошадь кнутами, далеко ли уедем?! Но вот другое дело — слезть и всем миром эту телегу толкать».

— Сергей Викторович, вот интересно, если бы вам в детстве сказали, что вы станете главой района, как бы отреагировали на это? – интересуюсь я.

— Думаю, я бы тогда не понял, чего от меня хотят, — ответил он с улыбкой.

Я представил себе такую картину: терпеливо выслушав пророчество, маленький Сергей недоумённо пожимает плечами и, как ни в чём не бывало, идёт играть в свой любимый футбол.

Тем временем стрелки на часах были близки к тому, чтобы показать десять вечера. Я заметил, что Сергей Викторович потирает глаза, стремясь отогнать сонливую усталость. Пора было заканчивать наш интересный разговор на кухне Елены Сергеевны.

— Сергей Викторович, последний вопрос. Мечтаете ли вы? И если да, то о чём? – поинтересовался я у главы.

— Мечтаю. Хочется, чтоб мама подольше пожила, чтоб у детей была нормальная жизнь с хорошей работой и семьёй.

Мы попрощались с Еленой Сергеевной и вышли на свежий псебайский воздух. В тот момент я понял, что этот вечер буду с теплом вспоминать всю жизнь. Не потому, что впервые мне довелось так долго и наедине беседовать с главой района, а потому что передо мной всё это время был Человек — искренний, настоящий, оставшийся таким несмотря ни на что.

Дмитрий Бунтури. Фото автора.   
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg