Новости
27 июля 2017, 21:47

Улица доброй памяти

Газета «Предгорье» продолжает спецпроект «Где эта улица?», который посвящён 80-летию образования Краснодарского края. Мы рассказываем об интересных улицах станиц и хуторов Мостовского района, а также о людях, которые там живут. На днях наш корреспондент отправилась в станицу Костромскую, на улицу имени Анатолия Александровича Воронцова, который запомнился местным жителям как умный и талантливый руководитель Костромского совхоза по выращиваю семян сахарной свёклы.

Собственно говоря, именно из-за выдающихся заслуг директора совхоза через некоторое время после его смерти улицу Батарейную переименовали в Воронцова. Как вспоминают станичники, никто не выступал против нового названия. Ведь Воронцов был замечательным, открытым и добрым человеком, понимающим и трудолюбивым руководителем. Но обо всём по порядку.

Люди жили, не тужили

Путеводителем по станице выступила наша постоянная читательница Татьяна Безух. Много лет Татьяна Петровна была депутатом, а сейчас ей доверили должность председателя местного совета ветеранов. О нашем интересе к улице Воронцова она сообщила в местную администрацию. Реакция последовала незамедлительная: обновили на улице дорожную разметку.

— Когда в следующий раз соберётесь ехать, может быть, и ямы залатают, — посмеялась Татьяна Петровна.

Вот что во время встречи она рассказала о себе:

— Я родилась в многодетной семье на хуторе Погуляев, которого уже не существует. Хутор был большой, с населением около 1500 жителей. Люди имели работу — здесь действовала ферма от совхоза. Когда её закрыли, народ стал уезжать, а хутор потихоньку умирать. Мы одними из последних переехали в Костромскую, купили дом.

В 1989 году Татьяна Петровна принимала участие во Всесоюзной переписи населения и с удивлением узнала, что в начале 20 века в Костромском сельском поселении, куда входили хутора Погуляев и Ульянов, было почти 18 тысяч жителей. Сейчас же в станице не наберётся и двух тысяч человек.

— Хотя здесь прописано немало народу, но люди не появляются годами, — говорит Татьяна Петровна. – Вот, например, напротив меня, на улице Некрасова, хата пустая стоит, а в ней зарегистрированы семь человек. А раньше в каждом дворе жили большие семьи. Люди много работали, держали хозяйство, знали, что всё это не зря.

Приблизительно в это время, о котором вспоминает Татьяна Безух, в станицу и приехал Анатолий Воронцов. Сначала его назначили агрономом Костромского семсовхоза, а затем директором.

— Хорошим он был человеком, — вспоминает Татьяна Петровна. — Принял меня на работу, когда мне ещё не было 18 лет. Старших братьев в армию забрали, а сёстры замуж вышли. Я и мама остались в семье за главных. Анатолий Александрович понимал, что большую семью, в которой нет мужчин, нужно кормить.

Под руководством Воронцова хозяйство стало выходить в передовики. За высокие результаты ему было присвоено звание совхоза высокой культуры земледелия.

В каждом доме своя история

Добрым словом вспоминает директора Воронцова и Владимир Лапшинов, который является его земляком.

— Я, как и Анатолий Александрович, родом из села Унароково, — рассказывает Владимир Сергеевич. — Его сюда направили поднимать совхоз, а меня – заведовать отделением почты.

Большая часть жизни Владимира Лапшинова прошла на перекрёстке улиц Ленина и Воронцова, где находится узел связи. В одной половине этого здания по сей день работают почтальоны, а в другой ютится он с супругой Галиной Трофимовной.

После службы в армии Лапшинов вернулся в родное село Унароково. Немного поработал на почте, и ему предложили возглавить отделение в станице Костромской. Он не хотел переезжать, но здесь дали служебное жильё при отделении и пообещали: если проработаешь 10 лет, получишь его в собственность. Никакого подтверждающего документа при этом не предоставили, а он не стал настаивать. Не уж-то обманут?!

В 1990-х годах, когда в стране началась перестройка, в главном управлении связи без ведома Лапшинова служебную квартиру, в которой он к тому времени проживал с женой и двумя дочерьми, перевели из жилого помещения в нежилое. Конечно же, семью на улицу не выставили, но отныне Лапшиновы стали жить здесь на птичьих правах.

Сколько ни бился Владимир Сергеевич, всё тщетно. А сейчас уже и сил нет бороться. Ему вот-вот исполнится 80 лет, супруга — инвалид второй группы, болеет сахарным диабетом. Он сам, как может, ведёт хозяйство, поддерживает своё полуразвалившееся жилище, которому, к слову, перевалило за 100 лет.

— Я пытался отстоять свои права на этот угол, — поясняет Владимир Сергеевич. – Посылал запросы в министерство связи, но там ответили, что теперь это федеральная собственность. Я в Армавирский почтамт с просьбой: сделайте хотя бы ремонт, изгородь поставьте, но ответ один — нет денег.

Нынешние сотрудники почтового отделения станицы Костромской тоже не имеют возможности поддерживать свою половину здания в надлежащем состоянии.

Сам Владимир Сергеевич, несмотря на преклонный возраст и трудности, которые выпали на его долю, не теряет оптимизма и старается вспоминать только о хорошем.

— Здесь когда-то кипела жизнь, — указывает он на улицу Воронцова, которая начинается на въезде в станицу, у реки Псефирь, и упирается в поля. – Вон, наискосок от меня был колхозный детский сад. Сейчас в этом здании живёт семья. Дети и взрослые раньше сновали туда-сюда. Чуть ниже по улице были правление совхоза, столовая, пекарня, бензозаправка. В конце размещались мастерские. Раньше здесь часто гуляли свадьбы, юбилеи отмечали. Сейчас же на Воронцова работают продуктовый магазин да рынок по выходным.

Пустеют кварталы

Как нам удалось выяснить, все бывшие совхозные объекты выкупила какая-то женщина из Москвы. Она здесь не появляется, за зданиями не ухаживает. Местные переживают: чуть не досмотришь – детвора уже там играет, подвергая себя опасности. Глава поселения Пётр Нартов пишет письма в столицу, но оттуда ни привета, ни ответа.

Вот и Любовь Михайловна Суркова, которая 28 лет проработала в местной администрации, сначала секретарём исполкома, а затем начальником общего отдела, волнуется по этому поводу:

— Обидно видеть, как ветшают крепкие объекты. И ведь наши люди не против использовать их для дела, да не имеют такой возможности. Единственное здание, которое удалось задействовать под магазин, – это бывшая пекарня.

Сама Любовь Михайловна коренная костромчанка. Раньше жила на улице Кооперативной, а в 1975 году вышла замуж и переехала на Воронцова.

— Тогда мимо двора грузовики возили зерно, — вспоминает она. – Сейчас только коровы ходят да куры пасутся. Редкие прохожие идут прямо по дороге, потому что машины ездят редко.

Асфальт возле Сурковых заканчивается. Жилые дома тоже встречаются всё реже. Ближе к концу улицы, по левой стороне, сейчас сложно разглядеть следы  земельных участков, домов и заборов. Всё заросло деревьями и бурьяном. И хотя дома-призраки ещё числятся по документам, местные констатируют: улица пустеет.

Несмотря на это, Любовь Михайловна и её муж Василий Фёдорович любят свою станицу, не мыслят себе жизни в другом месте. Эту позицию супругов Сурковых разделяет ещё одна жительница улицы Воронцова — Любовь Ильинична Литвиненко. Она 34 года проработала продавцом в магазине сельпо, имеет звание ветерана труда.

Дом они с мужем Михаилом Андреевичем построили собственными руками 47 лет назад. Вырастили в нём детей и принимали внуков. Михаил Литвиненко был квартальным, а год назад, к сожалению, умер. Любови Ильиничне тяжело одной вести хозяйство, но и теперь её дом своей аккуратностью и ухоженностью украшает почти безлюдный край улицы.

— Сейчас на Воронцова всего-навсего 26 жилых домов, — рассказывает почтальон Валентина Ткачёва, которую мы встретили. – В основном старики живут, а молодёжь уезжает в поисках работы и лучшей жизни.

Газеты и письма адресатам почтальон Ткачёва развозит на велосипеде. Признаётся, что порой приходится несладко — асфальт остался только в центре, а на окраине лишь выбоины да ухабы.

Спасибо Воронцову, что он был

Во время поездки мы услышали немало историй, связанных с директором семсовхоза. Тогда все были при деле, жили мирно и дружно, планировали будущее, знали, на что рассчитывать. Да и таких руководителей, как Анатолий Воронцов, было мало.

— Он умел ковать кадры, замечал работящих и умных, — говорит Любовь Ивановна Резникова, которая живёт возле моста. — Он сам не боялся трудиться и другим всегда мог найти полезное занятие. Бывало, выдастся у шоферов свободный час, он тут же давал команду набрать гравия и отсыпать улицы в станице. Последний рейс всегда велел сделать к одиноким старикам, потому что им помощи ждать не от кого. За такую жизненную позицию и огромный вклад в развитие народного хозяйства ему и присвоили звание Героя Социалистического Труда.

— Когда в 1972 году Воронцов умер из-за осколка, оставшегося после войны, я расстроилась, словно близкого человека потеряла,– рассказывает бывшая учительница Людмила Яковлевна Соколова. – Моя мама была ветераном войны, вдовой, работала в совхозе. Он ей очень помогал. При нём в станице начали строить Дом культуры. Местные ребята стали чаще поступать учиться после школы, получали хорошее образование.

Анатолий Александрович хотел, чтобы в колхозе были свои инженеры, агрономы и другие специалисты. Обо всём этом сейчас в своих рефератах пишут местные школьники, сохраняя добрую память о предках.

Наталья Черноволенко. Фото автора.
comments powered by HyperComments

Интересное












Евтушенко в моей жизни был всегда… Евтушенко в моей жизни был всегда…
http://monavista.ru/images/uploads/79b47d882a3689060ae4d57283ec8bbe.jpg
Письмо с моей фермы Письмо с моей фермы
http://monavista.ru/images/uploads/92eb5c9944f25688043feb2b9b01e0f2.jpg
Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов Почему в России выросли продажи дорогих смартфонов
http://monavista.ru/images/uploads/08009197b894c4557dc9c7177e803f77.jpg